Санкт-Петербург, Концертный зал

Бетховен. Щедрин


В ПРОГРАММЕ:
Людвиг ван Бетховен
Концерт для фортепиано с оркестром № 4 соль мажор, соч. 58
Солист – Мао Фудзита (фортепиано), лауреат Международного конкурса им. П.И. Чайковского (2019, II премия)

Родион Щедрин
«Торжественная увертюра»

Родион Щедрин
«Приключения обезьяны» (мировая премьера)
музыкальное прочтение по одноименному рассказу Михаила Зощенко, концерт для рассказчика, трубы, валторны, флейты, арфы и двух исполнителей на ударных инструментах в сопровождении струнного оркестра и чембало в память Майи Плисецкой, так любившей этот рассказ
(Музыкальные материалы предоставлены Schott Music GmbH & Co KG, Mainz)
Чтец – Полина Маликова (Толстун)

Симфонический оркестр Мариинского театра
Дирижер – Валерий Гергиев

О концерте

Сатирический рассказ Михаила Зощенко «Приключения обезьяны» впервые был опубликован в детском журнале «Мурзилка» в декабре 1945 года. В 1946-м историю про сбежавшую из зоосада мартышку перепечатывали еще несколько раз: в книге Зощенко «Фельетоны, рассказы, повести», в его «Избранных произведениях», в библиотеке журнала «Огонек». Советская цензура оставалась спокойной и не придавала рассказу особого значения, пока он не появился в ленинградском литературном журнале «Звезда» (сдвоенный № 5–6 за 1946 год).
Главный редактор «Звезды» Виссарион Саянов, желая помочь Зощенко, опубликовал «Приключения обезьяны» в новой рубрике «Новинки детской литературы» – без ведома автора. Последствия этой публикации оказались катастрофическими: четырехстраничная юмористическая новелла стала поводом для показательного послевоенного «закручивания гаек».
Атака на Зощенко была организована тщательно. Сначала газета «Культура и жизнь» за 10 августа 1946 года опубликовала «глас народа» – «письмо в редакцию» писателя Всеволода Вишневского, назвавшего рассказ «нелепицей, где все и вся обессмыслено» и «клеветой на жизнь советского народа». Четыре дня спустя вышло печально знаменитое постановление оргбюро ЦК ВКП(б) «О журналах “Звезда” и “Ленинград”», после которого началась травля не только Зощенко, но и Ахматовой. Партийное руководство негодовало: «Последний из опубликованных рассказов Зощенко “Приключение обезьяны” <…> представляет пошлый пасквиль на советский быт и советских людей. Зощенко изображает советские порядки и советских людей в уродливо-карикатурной форме, клеветнически представляя советских людей примитивными, малокультурными, глупыми, с обывательскими вкусами и нравами. Злостно-хулиганское изображение Зощенко нашей действительности сопровождается антисоветскими выпадами».
В сентябре с разгромными докладами выступил Жданов. Зощенко партийный идеолог назвал «подонком литературы», «мещанином и пошляком», который «привык глумиться над советским бытом». Смысл рассказа Жданов охарактеризовал так:
«Зощенко наделяет обезьяну ролью высшего судьи наших общественных порядков и заставляет читать нечто вроде морали советским людям. Обезьяна представлена как некое разумное начало, которой дано устанавливать оценки поведения людей. Изображение жизни советских людей, нарочито уродливое, карикатурное и пошлое, понадобилось Зощенко для того, чтобы вложить в уста обезьяне гаденькую, отравленную антисоветскую сентенцию насчет того, что в зоопарке жить лучше, чем на воле, и что в клетке легче дышится, чем среди советских людей».
Зощенко был уничтожен: его исключили из Союза писателей, лишили продовольственных карточек, перестали издавать и вообще упоминать в печати; злополучная публикация омрачила всю его последующую жизнь.
Как всякая детская литература высокого класса, «Приключения обезьяны» – это чтение не только для детей, а и для взрослых. Ребенок будет хохотать над проделками мартышки, взрослый же читатель найдет повод не просто посмеяться, но и тяжело вздохнуть. Партийные критики верно заметили в рассказе «изображение жизни советских людей», однако Зощенко не глумится – наоборот, он сочувствует своему поколению. Здесь нет желчи, есть снисходительность и понимание, почему люди стали такими. И конечно, внутренний протест против такой жизни – именно его особенно опасалась власть.

Дело происходит в начале войны, когда бомбят некий южный город. Потом действие переносится в многострадальный белорусский город Борисов.
В центре истории – мартышка, которая поочередно уходит от всех, кто хочет стать ее хозяином; этот прием знаком любому ребенку еще с «Колобка». Главная героиня рассказа антропоморфна, как всякая обезьянка, к тому же Зощенко постоянно сравнивает ее поведение с человеческим и «додумывает» обезьяньи мысли, излагая их от первого лица, так что читатель невольно ставит себя на место героини. Обезьянка – это образ «маленького человека», с нехитрыми, базовыми желаниями: не голодать, не мерзнуть, просто – жить. «Кушать с ложечки, пить чай из стакана», гулять «по солнечной стороне». Да, ей недоступны высокие материи, но именно «простой человек», как известно, больше всего страдает в исторических катаклизмах.
И тут обнаруживается принципиальное различие между обезьянкой и «советским человеком»: обезьянка никак не хочет мириться с невзгодами и отчаянно борется за свою жизнь. Ее кредо сформулировано в самом начале рассказа: «Э, нет, если тут бомбы кидают, то я не согласна».
Именно мимолетные отсылки к историческому контексту, которыми усыпан текст, создают его «второе дно». Вот как начинаются приключения обезьянки: «Она выпала на дорожку, но не осталась лежать неподвижной по примеру людей, привыкших к военным действиям. Наоборот. Она тотчас влезла на дерево. Оттуда прыгнула на забор. С забора на улицу. И как угорелая побежала». Вот мартышка бежит по шоссе: «Не видит смысла оставаться в этом городе». А как же остальные жители? Почему не эвакуированы?
Персонажи, которых встречает обезьянка, выстраиваются в галерею портретов, узнаваемых каждым читателем. Хорошо узнаваема и мастерски воссозданная автором языковая среда: продавщица «вешала брюкву», обезьянка «кушает», «на рынке дороже дадут»…
Вот военный шофер – добрый малый, он спасает обезьянку «от голода, холода и других лишений военного времени». Проголодавшись, мартышка сталкивается с условностями человеческого социального устройства: у нее нет ни денег, ни скидок, ни продуктовых карточек. Но она «не видит смысла оставаться без продовольствия» и потому крадет в магазине пучок морковки. Другие люди терпят, стоят в большой очереди, надеясь заполучить «морковку, брюкву или огурцы», которые сегодня «отпускают населению»: недобрая возникает ассоциация с осликом, покорно идущим за вечно недоступной морковкой… Чудом спасшись от негодующей толпы, обезьянка нашла приют у трудолюбивого мальчика с богатырским именем Алеша Попов. У бабушки пионера Алеши негодница украла конфету, и тут же Зощенко комментирует: «Ну – обезьяна. Не человек. Тот если и возьмет что, так не на глазах же у бабушки». Что ж, да, люди иногда воруют. Ведь и Гаврилыч бежит потом за обезьяной из бани босиком, но с сапогами в руках: оставлять, видимо, их нельзя, даже сапоги могут утащить, такая кругом бедность… Инвалид Гаврилыч, спивающийся старик с кусочком сахара в кармане, – трагический чеховский персонаж, и Чехова нельзя не вспомнить в сцене, когда Гаврилыч призывает толпу взглянуть на его укушенный палец. Маленькие люди в жерновах истории: кассирша в бане, услышав переполох, первым делом думает о бомбе; Алеша, увидев бегущую толпу, сразу предполагает воздушную тревогу.
В конце рассказа повествователь навещает город Борисов и Алешу с обезьянкой: значит, они пережили войну. Обезьянка «перевоспиталась» и стала добропорядочной гражданкой: «О, она хорошо живет! Она никуда не убегает. Стала очень послушной. Нос вытирает носовым платком. И чужих конфет не берет». Сидит за столом и «чайной ложечкой кушает рисовую кашу». И, завершает Зощенко, может служить примером для детей и взрослых. А ведь когда-то была готова вернуться в зоосад: «В клетке спокойнее дышится». Оставить подобную фразу безнаказанной советская цензура, конечно, не могла.

Для такого композитора, как Родион Щедрин, с его умением создать емкий музыкальный характер, ухватить жест, передать индивидуальную интонацию, «Приключения обезьяны» – настоящий кладезь идей. Звуковые эффекты изобилуют уже в самом тексте: «громадный оглушительный треск» бомбы, «шум, гам, переполох» в магазине, крики людей, милицейский свисток, лай собаки, визг кассирши. Чрезвычайно разнообразна пластика героев: ловкие прыжки обезьянки и походка «старого пня» Гаврилыча, резвый бег мальчишек и неторопливые движения бабушки. Присутствие сквозного персонажа – неугомонной мартышки – дает возможность создать форму наподобие рондо, с возвращающимся «рефреном» и серией «эпизодов». Есть у Зощенко и готовая драматургия (с завязкой, двумя кульминациями, развязкой и эпилогом), есть контрастное чередование «массовых» и «камерных» сцен, есть «арочные» конструкции (к примеру, сцены с шофером). Герои рассказа столь же колоритны и разнообразны, как оркестровые инструменты, и прямо «напрашиваются» на лейтмотивы. «Музыкальное прочтение» яркого и динамичного рассказа Зощенко обещает слушателям множество интересных и остроумных находок, которыми так славится Родион Щедрин. Христина Батюшина

Возрастная категория 6+

Любое использование либо копирование материалов сайта, элементов дизайна и оформления запрещено без разрешения правообладателя.
user_nameВыход
小草青青在线观看免费